Музей Горского Государственного Аграрного Университета

МУЗЕЙ ГОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО АГРАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА (г. Владикавказ, Республика Северная Осетия-Алания)

Александр Дашевский, куратор,

Музей, хранящий память об основателях учебного заведения и выдающихся личностях, преподававших и обучавшихся в его стенах. Удивительное атмосферное место внутри университетской территории, и, к сожалению, малодоступно и малоизвестно владикавказской публике. В основе экспозиции почвоведческая и палеонтологическая коллекции, собрание минералов, заспиртованных препаратов, коллекция чучел объединены пафосом научного познания, верой в мощь разума, исследовательского энтузиазма, унаследованных советским проектом от науки XIX века.

Интересен художникам, работающим с видео, тем, кто увлечен классификациями и научными системами; авторам, работающим с научными коллекциями и архивами, ценящим атмосферу старинного музея.

THE MUSEUM OF THE GORSKY STATE AGRARIAN UNIVERSITY (Vladikavkaz, the Republic of North Ossetia–Alania)

Alexander Dashevsky, curator

The university museum keeps memory of the founders of the institution and outstanding figures who taught and studied within its walls. It is a fascinating and atmospheric place located on the second floor of the university inside its grounds, which is unfortunately not accessible and almost unknown to the residents of Vladikavkaz. The pedology and paleontology collections, the collection of minerals and wet specimens, and a charming collection of stuffed animals are united by the pathos of scientific knowledge, faith in the power of the mind and research enthusiasm that the Soviet project inherited from the science of the 19th century.

The museum is of interest to artists who work with video, to those who are fascinated by classifications and scientific systems; to authors who work with scientific collections and archives, to those who appreciate the vintage museum atmosphere.

МУЗЕЙ ГОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО АГРАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА

Жанна Васильева, журналист

Видели ли вы медузу в почтенном возрасте почти 27 миллионов лет? Разумеется, она успела окаменеть за это время. Но завитки, переплетения ее щупалец напоминают не столько ветви деревьев, сколько барочные образы «Медузы» у Караваджо и Рубенса. Кажется, что именно такая медуза и вдохновляла художников. Но окаменевшие медузы – огромная редкость. Почти оксюморон. Это все равно что окаменевшая вода, которая превращает тело медузы в полупрозрачные протуберанцы. И если зуб или бивень мамонта – почти обязательный экспонат каждого уважающего себя палеонтологического музея, то древних медуз еще поискать надо. В Музее Горского государственного аграрного университета своим экземпляром, найденным в горах Кавказа, гордятся. И показывают находку рядом с репродукцией картины Караваджо и кратким изложением древнегреческого мифа про сражение Персея с горгоной Медузой и рождение крылатого коня Пегаса.

Первый Горский

Глядя на эту встречу обитательницы моря, жившей за миллионы лет до древних греков, с гравюрой по картине Караваджо, понимаешь, что относительно небольшой музей Горского аграрного университета явно дальний родственник Музея изящных искусств, придуманного и созданного профессором Иваном Владимировичем Цветаевым. И пусть про музей Горского аграрного университета вы не найдете ничего в Википедии (ни про музей, ни про старинную университетскую оранжерею во Владикавказе, которой больше ста лет), а ГМИИ им. А.С. Пушкина – один из крупнейших художественных музеев России, у них много общего.

Оба вышли, как сейчас сказали бы, из «универа». Оба созданы на основе коллекций, которые собирали и продумывали ученые. Оба музея – плод работы просветителей и первопроходцев. В этом смысле перефразированная веселая пушкинская цитата «Да здравствует разум, да скроется тьма!», которая украшает старенькое кумачовое знамя в большом зале музея Горского аграрного университета, из тех лозунгов, которые вполне мог бы принять профессор Иван Цветаев.

Различий, конечно, тоже много. Если Цветаев хотел открыть студентам, у которых не было средств для далеких путешествий, культурные сокровища античных Греции и Рима, европейского Возрождения, то собрания Горского университета открывали студентам сокровища природы Кавказа. Потому на этом музейном «острове» можно найти коллекции почв, минералов, чучел, собрание палеонтологических находок. Особый интерес вызывают старинные рельефны карты XIX века. Их лепили из папье-маше, превращая плоскость карты в объемный ландшафт, словной увиденный с огромной высоты. Они выглядят прологом к современным виртуальным 3D моделям, полтора века назад создание объемных географических ландшафтов было популярным увлечением. Довольно интересно, что эпизод с созданием объемной карты мимоходом упоминается в книге «Вечер у Клэр» Гайто Газданова, чьи родители были осетинами.

Но то, что Плиний называл «естественной историей», – лишь один из важнейших сюжетов этого университетского музея. Если Музей изящных искусств вырос на основе кабинета антиков Московского университета, которому в начале ХХ века было почти 150 лет, то Музей Горского аграрного университета рос вместе с университетом. Коллекции собирали профессора, преподаватели и студенты во время экспедиций (и у многих экспонатов – в экспликациях имена людей, которые их нашли, название местности и год находки). Неудивительно, что кроме естественной истории Кавказских гор, экспозиция музея оказывается и историей университета, и людей, которые здесь работали.

Отцы-основатели

Горский университет стал первым высшим заведением (тогда он не был исключительно аграрным) на Кавказе. И первым университетом, открытым во времена советской власти. История создания университета во Владикавказе в 1918 году выглядит совершенно фантастической. Среди профессоров, которые преподавали в только что созданном заведении, были крупные ученые, работавшие ранее в Петербурге, Харькове, Москве…

Скажем, первый ректор Иосиф Гаврилович Есьман (чей большой письменный стол – один из экспонатов большого зала, посвященного истории Горского университета) еще до Первой мировой был профессором Петербургского политеха, создателем гидравлической лаборатории, и преподавал в трех университетах (Политехническом, Электротехническом, Институте гражданских инженеров). В 1917 году его командировали в Тифлис, чтобы он контролировал строительство ГЭС для алюминиевого завода. Из-за Гражданской войны он не смог вернуться в Петроград, но смог добраться до Владикавказа. Тут он подключился к организации местного политехнического университета, где начал читать курс механики. Позже, в 1922-м, его «переманят» в Баку, в Азербайджанский политехнический институт. Имя Иосифа Есьмана с 1943 года носил Институт энергетики Академии наук Азербайджана. Но до 1922 года Иосиф Гаврилович успел побывать первым Наркомом труда и промышленности Терской республики. Республика в годы Гражданской войны выпускала свои денежные купюры, и они выходили за подписью Есьмана.

Другой легендарный ученый, который стоял у истоков Горского университета, был приват-доцент Московского университета Владимир Фёдорович Раздорский. Памятник и могила его – в университетском дворе Горского университета. Его учебник ботаники, которому почти сто лет, – в экспозиции музея. Раздорский – ученый с мировым именем. Он был членом Германского ботанического общества (с 1926 года) и Американского ботанического общества (с 1936 года). На ботанической выставке в Эрфурте в 1929 году выведенный им сорт цикламенов получил Большую золотую медаль. Кроме кафедры ботаники, во Владикавказе он устроил еще и Ботанический сад, в котором росли 400 сортов роз, 300 сортов георгинов и гладиолусов… Раздорский, к слову, троюродный дядя Азы Алибековны Тахо-Годи, жены философа Алексея Фёдоровича Лосева.

Геолог и палеонтолог Сергей Алексеевич Гатуев, как и Раздорский, был родом из Владикавказа. Университет заканчивал в Киеве, в 1909 году по рекомендации Владимира Вернадского стал заведовать Естественно-историческим музеем в Полтаве. Позже он стал хранителем минералогического и геологического музея Императорской Академии наук. Всю жизнь изучавший ледники и ледниковые отложения Кавказа, он приехал в 1918 из Петрограда во Владикавказ. И оказался как нельзя кстати в момент организации здесь университета.

А вот физиолог, химик, ветеринар Николай Владимирович Рязанцев, который основал кафедру физиологии сельскохозяйственных животных, приехал во Владикавказ из Харькова. Выпускник Медико-хирургической академии в Петербурге, он работал в Харьковском ветеринарном институте, где был весьма заметной фигурой. Он хорошо знал композитора Александра Бородина, который занимался органической химией и медициной. В музее хранится портрет Бородина с дарственной надписью Рязанцеву. Есть в музее и письма к нему знаменитого физиолога Ивана Павлова. Человек широких культурных интересов, Николай Владимирович был знаком с художниками-передвижниками, композиторами «Могучей кучки». В музее о нем вспоминают до сих пор как об «интеллигентнейшем человеке» и непременно подводят к его рабочему столу.

Вообще, рабочие столы ученых, старинные, тяжелые, затянутые зеленым сукном – среди удивительных экспонатов музея. Они словно родня тому столу, о которых писала Цветаева: «Мой письменный вьючный мул! // Спасибо, что ног не гнул // Под ношей, поклажу грез – // Спасибо – что нес и нес».  Обращает на себя внимание стол в кабинете профессора Давида Абрамовича Тарноградского. На нем, кроме пишущей машинки середины ХХ века – огромные старинные деревянные счеты с точеными плавными контурами. Они изящны, несмотря на размер, явно ручной работы и выглядят приветом из иной эпохи – Серебряного века. 

Одноклассник Владимира Раздорского, Тарноградский учился в Сорбонне, кроме стандартного набора европейских языков (французский, английский, итальянский), знал еще и японский. В 1918 году он тоже начал работать в Горском университете. Зоолог, страстный путешественник и исследователь, он основал Северо-Кавказскую гидробиологическую станцию на Реданте. Труды и наблюдения ученых на этой станции Тарноградский издавал на русском и французском в течение четверти века. Занявшись изучением, в частности, малярийного комара, он создал Школу медицинских энтомологов средней квалификации. Ее выпускники боролись с малярией в разных районах СССР по методике Тарноградского – и вполне успешно. Но главной его страстью была гидробиология: кроме Черного моря, Каспия, Кавказских озер и рек, он работал в экспедициях на Белом и Баренцевом море, на озере Байкал, в Персии. В углу его кабинета – деревянная вешалка, на которой висит зонтик и выцветший, видавший виды, простой рюкзак, с которым профессор отправлялся в экспедиции.

Благодаря экспедициям профессора Тарноградского, музей обладает отличной зоологической коллекцией. Собственно, он и создал зоологический музей при университете. А Лев Борисович Бёме, знаменитый орнитолог, автор очень популярных в середине ХХ века книг «Жизнь птиц у нас дома» и «Певчие птицы», пополнил эту коллекцию своим собранием чучел птиц. К слову, 1200 птиц в собрании Зоологического музея МГУ – тоже из коллекции Льва Борисовича. Московский университет – alma mater для Бёме. Он здесь учился на юриста (его отец был одним из лучших адвокатов на Северном Кавказе и мечтал, что сын пойдет по его стопам), но в итоге закончил естественное отделение физико-математического факультета. Вернувшись в Владикавказ, Бёме работал на кафедре зоологии в Горском аграрном университете. Судьба его сложилась тяжело. Его дважды арестовывали – в 1938 и 1948. Дважды ссылали – первый раз в Казахстан. Второй – в Новозыбков Брянской области, где он и умер.

C «Вакхической песнью» на знамени

Можно сказать, что многих ученых: и гидравлика Есьмана, и физиолога Рязанцева, и основателя кафедры химии, создателя формулы русского алюминия профессора Пущина, который приехал во Владикавказ из Петербурга, а уехал в Белград, и для профессора Оболенского, основавшего здесь метеорологическую станцию, привела во Владикавказ Гражданская война.

Но интересно, что люди, которые словно вышли из «шинели» тургеневского героя Базарова с его верой в науку, с его демократизмом, готовностью работать для социальных преобразований и верой в силу просвещения, рассматривали труднейшую ситуацию осени 1918 года как … шанс для воплощения давней идеи – создать университет, о котором они мечтали. Без бюрократии, без снобистского отношения к людям, с любовью к науке, способной объединить и студентов, и преподавателей, с желанием поддержать талантливых студентов… То, что студенты на красном знамени написали цитату из «Вакхической песни» Пушкина, а не политические лозунги, – говорит о многом. Не только о любви к Пушкину, но и о жажде вольности, знаний, студенческом братстве и опоре на традиции Просвещения.

С другой стороны, Владикавказ давно мечтал о своем университете. В городе были и реальные училища, гимназии (в том числе женская). Дважды, в 1906 и 1914 годах, Городская дума предлагала его создать, но тогда власти решение не поддержали. Получилось в октябре 1918-го, когда сменилась власть. Правда, условия были жесткие. Профессора писали учебники для студентов от руки. Спасибо изобретателю Виктору Афанасьевичу Гассиеву, придумавшему первую фотонаборную машину (то, что сегодня вошло в нашу жизнь под именем «ксерокса»), который тиражировал эти учебники. Реактивы, необходимые для опытов и экспериментов, присылали коллеги преподавателей из университетов Петрограда и Москвы. Создали Кружок чистого прикладного естествознания, который объединил студентов и преподавателей в исследовании природы, почв, горных пород, растений и животных Кавказа. Фактически – первое тут научное студенческое общество. 

Тем не менее, в какой-то момент в 1919 году показалось, что будущего у первого университета на Кавказе нет. Он был на грани закрытия. И посланцы из Владикавказа отправились за поддержкой в Москву.

Сохранились воспоминания, как проходили переговоры. В 1968 году, к полувековому юбилею вуза, художник Азанбек Джанаев написал картину, где встреча горцев с Лениным выглядит вполне театрально. С одной стороны – Ленин, который встал из-за стола, укрытого красной скатертью, и приветственно протягивает руку пришедшим. Он тут немного похож на памятник самому себе. Группа людей, которые пришли к нему с просьбой сохранить университет во Владикавказе, написаны в жанре группового портрета. Чуть на шаг впереди всех – джигит в черкеске – Заурбек Колоев. Он был постоянным представителем Осетии при Всероссийской центральной исполнительной комиссии (ВЦИК), участвовал в 9-м Всероссийском съезде Советов Колоев привел земляков к Ленину. Но главный тут не он, а фигура в синем гражданском костюме с красной папкой. Это юрист и правовед, профессор Áртур Рихардович Гюнтер. Приват-доцент Харьковского университета, он будет участвовать в написании первой советской конституции 1924 года. Говорят, что раздел «Права человека» написан им. Судя по картине, он был главным «защитником» Горского университета перед Лениным, добивался финансирования и отмены решения Наркомпроса о закрытии вуза. Но того убеждать не пришлось: Ленин считал, что первый университет, открытый Советской властью, надо сохранить. Другое дело, что упор решено было сделать на сельскохозяйственный факультет. Аграрный профиль станет основным для вуза. В ситуации голода, нехватки хлеба и продовольствия этот выбор был логичен. От других факультетов, в том числе горно-механического, электромеханического, медицинского, тогда пришлось отказаться. Сохраняли ядро, чтобы в лучшие времена вернуться к университетской программе.

Вместо P.S.

Первый Горский университет, рождение которого состоялось не благодаря обстоятельствам, а во многом вопреки им, стал alma mater для многих студентов и ученых. Первый выпуск 1922 года сегодня выглядит абсолютно звездным.

На базе Горского университета также возникли новые высшие учебные заведения, причем не только на Северном Кавказе. Так, Кубанский сельскохозяйственный университет вырос на основе факультета плодо-овощеводства. Кафедра хлопководства в полном составе переехала в Ташкент (все же там климат для выращивания хлопка более подходящий, чем в предгорьях Кавказа). Благодаря этому научному «десанту» возник ташкентский институт хлопководства. Во время Великой Отечественной войны Горский университет был эвакуирован в Ереван, часть сотрудников осталась там жить, а в 1945 году там был организован Ереванский сельскохозяйственный университет.

ABOUT THE MUSEUM OF THE GORSKY STATE AGRARIAN UNIVERSITY

Zhanna Vasilyeva, the journalist

Have you ever seen a jellyfish of the venerable age of almost 27 million years? Of course, it has been fossilized. But the curls and tangles of its tentacles resemble not only the tree branches, but also Baroque images of «Medusa» by Caravaggio and Rubens. It seems that these jellyfish inspired artists. However, a fossilized jellyfish is a great rarity. It is almost an oxymoron, as well as water that turns the body of a jellyfish into semi-transparent prominences. A tooth or tusk of a mammoth is almost a mandatory exhibit of every respectable paleontological museum, but ancient jellyfish are rare, still to be searched for. The Museum of the Gorsky State Agrarian University is proud of their specimen found in the Caucasus mountains. This find is displayed next to the reproductions of Caravaggio’s works and a digest of ancient Greek myths about Perseus battling Medusa and the birth of a winged horse, Pegasus.

Gorsky the First

As you look at this meeting of a sea dweller, who lived millions of years before the ancient Greeks, with an engraving based on a Caravaggio picture, you realize that the relatively small museum of the Gorsky Agrarian University is clearly a distant relative of the Museum of Fine Arts, created by Professor Ivan Vladimirovich Tsvetaev. And even though you won’t find any information either about the museum of the Gorsky Agrarian University in Wikipedia (or about the old university greenhouse in Vladikavkaz, which is more than a hundred years old), while the Pushkin Museum of Fine Arts is one of the largest art museums in Russia, they have a lot in common.

Both originate from university culture. They were both created on the basis of collections that were compiled and thought through by scholars. Both museums are products of the work of educators and pioneers. In this sense, the cheerful Pushkin’s quote «Long live the reason, let the darkness perish!» that adorns the old kumach banner in the large hall of the museum of the Gorsky Agrarian University is one of those slogans that Prof. Ivan Tsvetaev was very likely to accept.

No doubt, there are also a lot of differences between them. Prof. Tsvetaev was willing to show students, who did not have the means to travel far away, the cultural treasures of ancient Greece and Rome and the European Renaissance, while the collections of the Gorsky University displayed the treasures of the nature in the Caucasus to students. That is why this museum «island» offers collections of soils, minerals, birds, a collection of paleontological findings and ancient raised-relief maps from the 19th century… These maps look like prologues to modern virtual 3D models, but a century and a half ago the creation of the three-dimensional geographical landscapes was a popular hobby. They were modelled from papier-mâché, turning the map plane into a volumetric landscape, as if it were seen from a great heights. The native of these places, Gaito Gazdanov, mentions it in passing in his novel «An Evening with Claire».

But what Pliny the Elder called «the natural history» is only one of the most important stories in this university museum. And if the Museum of Fine Arts grew on the basis of the antique cabinet of the Moscow University, which was almost 150 years old at the beginning of the 20th century, the Museum of the Gorsky Agrarian University grew along with the university. The collections were assembled by professors, lecturers, and students during expeditions (and many of the exhibits have the names of people who found them, the name of the area and the year when they were found). So, it is not surprising that in addition to the natural history of the Caucasus Mountains, the museum’s exhibition is also the history of the university and people who worked here.

Founding Fathers

First of all, the Gorsky University was the first higher education institution (at that time it was not exclusively agrarian) in the Caucasus (there was only the Polytechnic University in Novocherkassk before 1917). Secondly, it was the first university to be established under the Soviet regime. The history of founding the university in Vladikavkaz in 1918 looks absolutely fantastic. Among the professors who taught at the newly established Gorsky University there were great scientists who had previously worked in St. Petersburg, Kharkov, Moscow …

For example, Iosif Gavrilovich Yesman, the first rector (his large desk is one of the exhibits in a large hall dedicated to the history of the Gorsky State University), became a professor at the St. Petersburg Polytechnic even before the First World War. He established a hydraulic laboratory there and taught at three universities (the Polytechnic, the Electrotechnic, and the Institute of Civil Engineers). He was sent to Tiflis in 1917 to supervise the construction of a hydroelectric power plant for an aluminium smelter, but due to the civil war, he was unable to return to Petrograd, and instead managed to get to Vladikavkaz where he joined the establishment of the local Polytechnic university, where he began to teach a course on mechanics. Later, in 1922 he was «recutited» to Baku, to Azerbaijan Polytechnic Institute. Since 1943, the Institute of Energetics of Azerbaijan Academy of Sciences has been named after I.G. Yesman. Anyway, before 1922 Iosif Gavrilovich managed to be the first People’s Commissar for Labor and Industry of the Terek Republic. It even issued its own banknotes, signed by Yesman, during the Civil War

Vladimir Fedorovich Razdorsky was another legendary figure that stood at the origins of the Gorsky State University. He previously was a privat-docent of the Moscow State University. There is a monument to him and his grave in the university yard of the Gorsky State University. His textbook of botany which is almost a hundred years old is on display in the museum. Razdorsky was a worldwide known scientist. He was a member of the German Botanical Society (since 1926) and the American Botanical Society (since 1932). The variety of cyclamens, which he developed, won the Grand Gold Medal at the botanical exhibition in Erfurt in 1929. In addition to the Department of Botany, he also organized a Botanical Garden in Vladikavkaz, where 400 varieties of roses, 300 varieties of dahlia and gladioli grew… By the way, Razdorsky was a second cousin of Aza Alibekovna Takho-Godi, a wife of philosopher Alexei Fyodorovich Losev.

The geologist and palaeontologist Sergei Alexeyevich Gatuev, as well as Razdorsky, was born in Vladikavkaz. He graduated from the Kiev university and then became a head of the Poltava Museum of Natural History by a recommendation of Vladimir Vernadsky in 1909.  Later, he became a curator of the Mineralogical and Geological Museum of the Imperial Academy of Sciences. As he had been studying glaciers and glacial deposits of the Caucasus for all his life, he came to Vladikavkaz from Petrograd in 1918. And he was just in time for the organization of the university here.

And the physiologist, chemist and veterinarian, Nikolai Vladimirovich Ryazantsev, founded the Department of Farm Animal Physiology, after coming to Vladikavkaz from Kharkov. A graduate of the Medical and Surgical Academy in St. Petersburg, he worked at the Kharkov Veterinary Institute, he was a very prominent figure there. He knew Alexander Borodin, the composer, very well. A portrait of Borodin with a gift inscription to Ryazantsev is kept in the museum. The museum also has letters from the famous physiologist Ivan Pavlov to Ryazantsev. Nikolai Vladimirovich, a man of broad cultural interests, was acquainted with the itinerant artists and the Mighty Five Composers community. The museum still remembers Nikolai Vladimirovich as  “the greatest intellectual” and takes visitors to his workstation.

Actually, the scientists’ desks, antique, heavy and draped in green cloth are among the amazing exhibits of the museum. They are almost akin to the table, about which poet Marina Tsvetaeva wrote: “My writing pack mule! // Thank you, that you didn’t bend your legs //Under the burden, and the load of my dreams — // Thank you – you carried on and on”.  As a rule, such tables are spacious and desolate. The exception is the desk in the study of Prof. David Abramovich Tarnogradsky. Besides a typewriter from the mid-20th century there is a huge old wooden abacus with chiselled smooth contours on it. It is elegant and obviously handmade, and looks like a greeting from another civilization — from the Silver Age. 

Tarnogradsky, a gymnasium classmate of V.F. Razdorsky, studied at the Sorbonne, and besides the standard set of European languages (French, English, Italian), he also spoke Japanese. In 1918 he also started working at the Gorsky State University. A zoologist, passionate traveller and researcher, he founded the North Caucasus Hydrobiological Station in Redant. Tarnogradsky had been publishing the papers and observations of the scientists at this station in Russian and French for a quarter of a century. He had studied the malaria mosquito, in particular, and then established the School of medical entomologists of medium qualification. Its graduates fought malaria in different regions of the USSR quite successfully using Tarnogradsky’s methods. But his main passion was hydrobiology: in addition to the trips to the Black Sea, Caspian Sea, Caucasian lakes and rivers, he worked on expeditions to the White and Barents Seas, the Lake Baikal, and Persia. In the corner of his study there is a wooden clothes tree on which there is an umbrella and a faded, battered simple backpack, that the professor took in his expeditions.

Thanks to Prof. Tarnogradsky`s expeditions, the museum has an excellent zoological collection. In fact, he who created the Zoological museum at the university. And Lev Borisovich Böhme, a famous ornithologist, the author of such books as «The Life of Birds at Home» and «Songbirds», which were very popular in the middle of the 20th century, replenished this collection with his own assemblage of birds. By the way, 1200 birds in the collection of the Zoological Museum of Moscow State University were also a part of Lev Borisovich’s collection.  Moscow University is Böhme’s alma mater. He studied law there, as his father was one of the best lawyers in the North Caucasus and dreamed that his son would follow in his footsteps. However, he eventually graduated from the Department of Natural Sciences of the Faculty of Physics and Mathematics. After returning to Vladikavkaz, Böhme worked at the Zoology Department at the Gorsky State University. He managed to organize a zoological station it the Nevskaya Stanitsa. His fate was hard. He was arrested twice, in 1938 and 1948. He was exiled twice –for the first time to Kazakhstan. For the second time to Novozybkov, in the Bryansk region, where he died.

With «Bacchanal Song» on the banner

It can be said that many scientists such as the hydraulist Yesman, physiologist Ryazantsev, Professor Pushchin, who founded the Chemistry Department and created the Russian aluminium formula, who came to Vladikavkaz from St. Petersburg and left for Belgrade, and Professor Obolensky, who founded a meteorological station here, were all brought to Vladikavkaz by the Civil War.

But it is interesting that the people who seemed to come out of the «overcoat» of Turgenev’s hero Bazarov, with his faith in science, his democratism, his willingness to work for social change, and his belief in the power of enlightenment, saw the difficult situation of the autumn of 1918 as … a chance to realize a long-standing idea — to create the university of which they dreamed. The university without bureaucracy, without snobbish attitudes towards people, with passion for science that could unite both students and faculty, with a desire to support talented students. The fact that the students wrote a quotation of Pushkin’s “Bacchanal Song» on the red banner, rather than political slogans, speaks not only about their passion for Pushkin, but also about their thirst for liberty, knowledge, student brotherhood and reliance on the traditions of the Enlightenment.

On the other hand, Vladikavkaz had been dreaming of having its own university for a long time. There were both real schools and gymnasiums (including a women’s gymnasium) in the city. The City Duma proposed establishing a university twice, in 1906 and 1914, but at that time the authorities did not support that decision. The attempt was a success in October 1918, when the government changed. However, the conditions were tough. Professors had to write textbooks for students by hand. Thanks to Victor Afanasyevich Gassiev, an inventor who designed the first photocopy machine (which since has entered our lives as the «Xerox») and replicated those textbooks. The reagents necessary for experiments were supplied by fellow teachers from the universities in Petrograd and Moscow. They founded the Circle of Pure Applied Natural Science, which united students and professors in studying the nature, soils, rocks, plants and animals of the Caucasus region. In fact, it was the first scientific student society here. 

Nevertheless, in 1919 it seemed that the first university in the Caucasus had no future. It was on the verge of being closed. So, the envoys from Vladikavkaz went to Moscow for support.

The memories of the negotiation process have been preserved until now. In 1968, for the half-century anniversary of the university, the artist Azanbek Dzhanaev painted a picture in which the meeting between the mountain men and Lenin looks rather theatrical. Lenin is standing up from a table covered with a red tablecloth and extending his hand to the visitors. There, he looks a bit like a monument to himself. But the people who came to him with a request to preserve the university in Vladikavkaz are painted in the genre of a group portrait. Zaurbek Koloev, a jigit in a cherkeska, is a step ahead of them all. He was a permanent representative of Ossetia to the All-Russian Central Executive Committee (VTsIK) and participated in the 9th All-Russia Congress of Soviets and led his compatriots to Lenin. However, it is not him who is in the centre, but a figure in a blue civilian suit with a red folder. This is Professor Artur Richardovich Gunther, a lawyer and jurist, a privat-docent of Kharkov University, who participated in drafting the first Soviet constitution of 1924.  They say that the «Human Rights» section was written by him. Judging by the picture, he was the main «defender» of the University before Lenin, achieving the abolition of the decision of People’s Commissariat of Education on the closure and the termination of funding of the university. But there was no need to persuade Lenin. He believed that the first university founded by the Soviet power should be preserved. It was also decided to lay emphasis on the Faculty of Agriculture. The agrarian profile became the main one for the university. In a situation of famine, shortage of bread and food, it was a logical choice. Other faculties such as mining and mechanical, electromechanical, and medical, had to be abandoned at that time. The core was preserved in order to return to the university program at the best of times.

P. P. S.

The first Gorsky State University, which was born not because of, but despite the circumstances, has become the alma mater for many students and scientists. Its first graduates of 1922 still look absolutely brilliant today.

Besides, on the basis of the Gorsky State University new institutions of higher education have also developed, and not only in the North Caucasus. For example, the Kuban State Agrarian University grew from the Faculty of Horticulture. The entire Department of Cotton Growing moved to Tashkent, where the climate is more suitable for cotton growing than in the Caucasian foothills. Thanks to this scientific «landing force», Tashkent Institute of Cotton Growing was established. During the World War II, the Gorsky State University was evacuated to Yerevan, some of its staff stayed there, and in 1945 the Yerevan Agricultural University was founded.

МУЗЕЙ ГОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО АГРАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА (РСО-Алания, Владикавказ)

 Музей Горского ГАУ был открыт для посетителей 3 октября 1987 года, но история музейного собрания началась более ста лет назад – в 1883 году , когда в здании нынешнего агрономического факультета размещалось мужское Реальное училище. С этого периода сохранились рельефные карты разных частей Земного шара, некоторые чучела животных, а также геодезические приборы и коллекция минералов. Тем не менее, говорить о музее мы можем с первых дней основания Горского политехнического института (ныне Горский ГАУ) во Владикавказе в 1918 году. Именно тогда Д.А. Тарноградским был основан зоологический раздел музея, а в 1922 году при кафедре почвоведения профессором А.М. Панковым был основан музей почвоведения.

В декабре 1986 года в рамках подготовки к 70-летнему юбилею ГСХИ ректор института Г.С. Козаев издал приказ о создании музея. Этим же приказом был утвержден состав Совета по созданию музея Горского СХИ под руководством проректора Б.Б. Басаева. В течение полутора лет была проведена большая работа, и в октябре 1987 года состоялось официальное открытие музея.

Основная экспозиция музея Горского ГАУ состоит из пяти разделов: исторического, зоологического, почвенного, минералогии, палеонтологии и охраны окружающей среды. Содержание экспозиций исторического раздела – это история развития от Горского политехнического института до современного Горского ГАУ. В нем более 1 тыс. единиц хранения: фотографии, книги, выпуски «Известий ГСХИ», рукописи, личные вещи ученых и т.д. У входа в музей перед посетителями развернуто панно: на красном знамени начертаны слова: «Первый Владикавказский советский политехнический институт. «Да здравствует разум! Да скроется тьма!». В экспозициях исторического раздела представлена непростая история первых лет становления вуза – первого высшего учебного заведения на Северном Кавказе. Предпринимались попытки закрыть институт, и борьба за его сохранение проиллюстрирована великолепной картиной художника А. Джанаева «Горцы у Ленина».

Огромную ценность представляют документы, письма, фотографии, книги проф. Н.В.Рязанцева – основателя кафедры физиологии сельскохозяйственных животных. Письма академика И.П. Павлова профессору Н. В. Рязанцеву, портрет с автографом знаменитого композитора А.П. Бородина – друга Н. В. Рязанцева. Большой научный интерес представляют труды проф. Панкова А. М. – основателя кафедры почвоведения и музея почвоведения. Интересна и богата история, связанная с именами первых выпускников – проф. Трофименко К.И., проф. Дзанагова Х.Б., проф. Саламова А.Б., которые стали выдающимися учеными и внесли большой вклад в развитие и становление различных отраслей и направлений сельского хозяйства.

Большой вклад в пополнение музейной экспозиции внес «Кружок любителей чистого и прикладного естествознания», который действовал с первых дней существования института, и куда входили все студенты и преподаватели. Они участвовали в научных экспедициях, собирали полевой материал, готовили статьи и доклады. На заседаниях этого кружка его члены выступали с докладами, посвященными научному исследованию почв, растительного и животного мира не только Северной Осетии, но и всего Северного Кавказа.

В исторической экспозиции музея представлен богатый материал, связанный с научно-техническим прогрессом, с такими направлениями в сельском хозяйстве  как малая механизация, плодоуборочная техника, электрификация сельскохозяйственных предприятий. Ученые вуза были удостоены множества медалей, дипломов и грамот на всесоюзных и международных выставках, зарегистрировали много патентов и авторских свидетельств об изобретениях.

Зоологическая экспозиция музея Горского ГАУ существует с первых дней существования вуза. При кафедре зоологии проф. Д.А. Тарноградским был организован музей зоологии. Он же организовал две гидробиологические станции на Северном Кавказе, собрал богатейший материал о растительном и животном мире горных водоемов. Он участвовал в научных экспедициях на Белом море, Кольском полуострове в 1922 году. В 1923 году была организована большая экспедиция в Персию, где изучалась фауна Каспийского моря. В 1956 году состоялась экспедиция на Баренцево море, а 1965 году – на озеро Байкал. В музейной коллекции собрано более 1000 экспонатов со всего мира. Наша экспозиция – систематическая, сохранен традиционный порядок расстановки экспонатов, берущий свое начало с учебной коллекции. Животные расставлены тип за типом, отряд за отрядом, в соответствии с представлениями о степени родства и о ходе эволюции животных. Представлены: паукообразные, ракообразные, паразитические черви, насекомые, губки и кишечнополостные, черви, иглокожие, амфибии, рептилии, низшие хордовые, птицы и животные, занесенные в Красную книгу, фауна Кавказа, гидробиология озера Байкал, Каспийского, Белого и Баренцева морей. Представлены также материалы исследований энтомологической школы, организованной проф. Д.А. Тарноградским, которая сыграла огромную роль в борьбе против малярии. Разработанная методика борьбы с малярией получила признание во всем мировом научном сообществе.

Большую ценность представляет собой энтомологическая коллекция проф. Г.Б. Бугданова, а также коллекция птиц Кавказа и Турции орнитолога Л.Б. Беме.

 Экспозиция почвоведения и геологии организована при кафедре почвоведения в 1922 году проф. А.М. Панковым. В фондах музея почвоведения и геологии имеется более 2 тыс. единиц хранения. Прежде всего, это натурные материалы, а также материалы научно-художественного фонда.

Большую часть натурных материалов составляют геологические образцы, разделенные на 4 раздела: «Классы минералов и полезные ископаемые», «Магматические породы», «Метаморфические породы» и «Осадочные горные породы». Геологическая коллекция характеризует богатство недр основных горнодобывающих регионов России: Кавказа, Урала, Алтая, Сибири. Уникальна коллекция почвенных монолитов. В настоящее время музейная коллекция почвенных монолитов насчитывает 124 экземпляра, которые отражают почвообразовательный процесс, начиная от тундровых почв и заканчивая тропическими экваториальными почвами. Экспозиция раздела почвоведения отражает: горизонтальные зоны, почвы сухой степи и полупустыни, лесные почвы, почвы Северной Осетии, Китая, Монголии, Сибири, Эстонии, горные породы и полезные ископаемые Северной Осетии.

Особую ценность представляют 3-х метровые монолиты «Почвы Северной Осетии». За последние годы музей пополнился еще одним уникальным монолитом бурой лесной почвы, возраст которого, по мнению профессора Е.В. Рубилина, около 10 000 лет, и мощность профиля более 5 метров. Других почв такого большого возраста и мощности еще не находили. Монолит собрали: доц. М.И. Сикорский, доц. А.Е. Басиев и студенты агрономического факультета. Этот уникальный образец является гордостью музея.

Большую научную ценность представляет «Почвенная карта Северной Осетии–Алании», составленная под руководством проф. Е.В. Рубилина. Это многолетний труд почвоведов: проф. К.И.Трофименко, доц. М.И. Сикорского, доц. Н.И. Калоевой.

Раздел палеонтологии и охраны окружающей среды

Изготовлено красочное панно, отражающее природно-климатическую зональность территории РСО–Алания, на котором наглядно можно увидеть процессы горообразования и почвообразования в разрезе зональности.

С большим интересом посетители музея знакомятся с органическими останками. Кости и зубы млекопитающих ледникового периода другие диковинные находки дна океана Тетис. Палеонтологическая экспозиция отражает, пожалуй, всю историю эволюции органического мира Земли.

В музее большое внимание уделяется экологическому воспитанию молодежи. Приготовлены гербарии, рисунки и фотографии растений и животных – эндемиков Северного Кавказа, занесенные в Красную Книгу. Специальный стенд посвящен Ботаническому Саду Горского ГАУ, который занесен в Международный реестр «International Agenda for Botanic Gadens in Conservation» под патронатом короля Карла III (Великобритания).

медуза ГГАУ
01
03
10(2)
15(3)
20(1)
22(1)
36(1)
39
41(1)
49(3)
50(2)
55(1)
66
68(1)
75(1)
76
82(1)
87(1)
93
94
96(1)
не обложка
обложка
previous arrow
next arrow