Джамиля Дагирова

Камлий

инсталляция




В 1919 году у 22-летнего художника из Дагестана Халила Мусаева, получившего образование в Тифлисском училище и Мюнхенской академии художеств, случилась первая персональная выставка. Почему премьера состоялась не на родине в Темир-Хан-Шуре, где художник жил и работал, а во Владикавказе? Где проходила эта выставка и что на ней было показано? Кто помогал в ее организации, и что связывало Халила Мусаева с Владикавказом? На все эти вопросы нет ответа. Единственная газетная заметка кратко сообщает лишь о факте этого события, да и то – реальность автора публикации и самой газеты исследователи подвергают сомнению.

Можно было бы этот факт из биографии художника вычеркнуть, если бы не существование еще одного «документа» – романа писателя Юрия Слезкина «Столовая гора» 1922 года, одним их главных героев которого под своим именем был молодой художник Халил Мусаев. В сюжете романа о проведении выставки ничего не говорится, но есть эпизод о не долгой, но сложной и противоречивой жизни Художника в городе Владикавказе у подножия Столовой горы.

Проект «Камлий» (изгнанник) – это попытка через историко-художественное исследование и современное искусство составить версию этого загадочного события и личных внутренних переживаний молодого художника. Проект «Камлий» – это альбом, состоящий из: «работ художника» с которой он в конце 1919 г. приехал во Владикавказ и вскоре покинул его в раздумьях и терзаниях о своем будущем, зарисовок «пунктов» его владикавказского маршрута, дневниковых записей, отражающих внутренний диалог художника с самим собой и афиши «несуществующей» выставки.

«Столовая гора» в проекте предстает не как географический объект или точка на карте, а как литературное произведение – единственный источник, указывающий на факт пребывания художника во Владикавказе. Владикавказ стал, как нам кажется, первой попыткой эмиграции, в которой художник пробыл совсем недолго, вернувшись потом в Дагестан. Но именно эта поездка, жизнь в городе, общение с такими же, как он – потерянными и брошенными у подножья большой горы, так явственно напоминающей родную Седло Гору – определила его судьбу.

Седло-гора взрастила юношу, вложила в него все самое главное, что должно быть в горце. У подножья Столовой горы Художник мучительно размышлял о своей судьбе, четко осознав свой «къисмат-камлий». В горах сильное эхо. Голоса кричащих слышны на большом расстоянии. Общение происходит с высоты двух гор – Седло горы и Столовой горы, ставших фоном для его портрета, выполненного Евгением Лансере в 1921 году в Тифлисе. Именно таким Халил Мусаев и покинет навсегда Чох, Дагестан, Россию. А пока молодой художник ведет внутренний диалог, мучаясь стоявшим перед ним выбором – остаться (вернуться) или уехать навсегда. Ответы в диалоге цитаты из книги Ю. Слезкина «Столовая гора» (1925)*, вопросы, естественно, возникли из содержания ответов.

Проект «Камлий» – это вымышленная история, которая могла бы быть рассказана и по-другому. Два изобразительных ряда, объединенные с «диалогом», воссоздают возможную картину событий – выставку, пребывание в городе, круг знакомств и интересов. Вероятнее всего Халил Мусаев поехал во Владикавказ не прогуляться, а сделать попытку двинуться далее на Тифлис и затем перебраться по Черному морю в Европу. Именно поэтому он вез с собой все свои работы. Из книги Ю. Слезкина мы знаем о многих представителях русской интеллигенции, которые тесно жили и много общались между собой во Владикавказе. Возможно, в этой атмосфере и родилась идея его выставки. Примерно понимая, какие работы могли бы быть на владикавказской выставке (многие сохранились лишь в репродукциях), я предложила студентам 3 курса Дагестанского художественного училища им. М. Джемала поработать с произведениями этого периода и создать по ним вольные, но узнаваемые копии. Во владикавказской папке 14 работ: жанровые зарисовки, портреты в виде легких набросков, очень точно воссоздающие дух и настроения автора. Эти же молодые художники, а также присоединившиеся к ним новые участники из Владикавказа и Дагестана, проникшись историей художника, рассказами и экскурсией по городу создали удивительно тонкий и атмосферный графический портрет Владикавказа, в котором жил художник. 22 объекта владикавказского маршрута Мусаева – дома, в которых он мог останавливаться; здания, где могла проходить выставка, улицы, по которым он бродил, река, у которой он мечтал, гора, у которой он тосковал. В альбоме «картины» художника перемежаются с набросками – «адресами» – дом Семеновых-Тахо-Годи, дом Гамида Далгата, Дом Булгакова, набережная Терека, Суннитская мечеть, дом Гузуновых, дом Слезкина, мастерская Туганова, Терский музей, проспект, Столовая гора…

______________________________

*Писатель Юрий Слезкин, живший во Владикавказе в 1919-1920 г. не просто лично знал ХМ, их отцы воевали вместе при Карсе, в русско-турецкую войну. Писатель написал книгу о времени и городе, превратившемся на время в некий Вавилон потерянных и потерявшихся душ, западней для русской интеллигенции, всепоглощающим состоянием которой были мучительные раздумья о себе, своей судьбе и родине. Этот нескончаемый, внутренний диалог сподвиг одних на драму и уныние, других на действие.

Седло гора (2456 м) – гора, расположенная близ с. Чох, родного аула ХМ, Дагестан.

Столовая гора (3003 м) – гора с видом на город Владикавказ.

Участники проекта: Абакарова Карина, Алиева Аминат, Амирова Пати, Ахмедова Умай, Беглецов Артём, Габанова Агунда, Гаджиханова Бурлият, Годжиева Залина, Дагирова Дина. Дибирова Аминат, Ибрагимова Хадижат, Колосов Виталий, Кузиева Асият, Ломакина Арина, Магомедова Асият, Магомедова Сабина, Магомедова Сабина, Муслимов Камиль, Рохоева Фатима, Савельева Светлана, Салихова Патимат, Серебрякова Татьяна, Филимонов Даниил.

Используйте клавиши
для просмотра эффектов